Рубрика:

Путешествия

 Журнал: 4 (2013)

Дуримары-2013 или «В поисках Бонифация»




Куда, куда нам удалиться?...

Поиски цели для зимней мотопрогулки 2013 были долгими и мучительными: на Восток в прошлом году мы ездили, полярный круг пересекли, «город на куриных ножках» – Ямбург, посетили. Нельзя было назвать ту поездку экстремальной, ведь экстрим – это всего лишь недостатки подготовки, а готовимся мы хорошо, и пятидесятиградусный мороз, которого мы так и не дождались, входил в наши планы. Мы патриоты, но положа руку на сердце и отбросив эмоции, увидеть что-то необычное на просторах нашей родины сложно. Наверное, мы просто привыкли, и хочется чего-то нового, необычного, не вписывающегося в наш формат длительных новогодних каникул. На Западе мы были в позапрошлом году – прокатились по зимним слётам Литвы, Белоруссии и Германии (МД №3, 2012). Южное направление в этом году закрыто из-за сирийского конфликта…

И тут мне на глаза попадается предложение поучаствовать в любительском ралли Будапешт-Бамако. Ну, по крайней мере, вектор движения понятен – Африка. Готовимся, выбираем технику, экипировку и снаряжение, списываемся с организаторами и вникаем в детали, пока ещё не понимая, что групповой тур – не совсем то, что нас интересует. Осенью становится понятно, что ситуация в Мали может взорваться со дня на день, туареги на севере страны начинают боевые действия, и с планами посетить города из глины приходится на некоторое время распрощаться. Начинается ревизия мотопарка: у нас есть два эндурика-одиночки, два винтажных спортбайка, два скутера с колясками и один оппозит, «Днепр» МТ-12. На одиночке веселее едется, но сначала его надо довезти до тёплых мест на прицепе, да и багажа много не забросишь… После третьего литра обсуждения, принимаем решение выезжать на колясочниках прямо из Москвы. Так, конечно, дороже и неудобнее, но зато и веселей, и интересней.



Готовим технику к почти двадцатитысячному пробегу и перевозке кучи багажа, плюс кемпинговое оборудование. А заодно понимаем, что для разброса ожидаемых температур от минус тридцати до плюс пятидесяти, нужна дополнительная экипировка, запас бензина для пятисоткилометровых пробегов без заправок, и дополнительный комплект резины на случай сильных боковых порезов. Куча вещей растёт день ото дня…

Мараем свои девственно чистые, свежеполученные паспорта парой новых виз, ищем русскоязычные контакты на маршруте, шерстим Интернет в поисках дополнительной информации. Перед самым Новым Годом, забрав «Фукусиму» и «ПедПокрышкина» из сервиса в точку старта, окончательно упаковываем багаж, попутно выкидывая всё лишнее, ибо даже в грузовой коляске места для автономного путешествия через всю Европу и половину Африки оказалось маловато. Все вещи привязаны, уровень масла проверен, давление в шинах в норме, мы – готовы!

Участники экспедиции:
Дмитрий Балаев (DEAMON) и «Фукусима» (Клуб «Rolling Anarchy»)
Геннадий Завальский (BALTIKA) и «ПетПокрышкин» (Клуб «Rolling Anarchy»)



Новый год… Что он нам несёт?...

Второго января, отметив новый, две тысячи тринадцатый год, в пять утра мы потихонечку выкатываемся в западном направлении. Это был шок, но вся трасса М1, на протяжении от Москвы до Бреста, представляла из себя достаточно плотный поток автомобилей с российской регистрацией. Похоже, что не одни мы такие умные… И в это утро московские пробки переехали в Беларусь – очереди на заправках, очереди в кафе, огромный хвост на таможне и абсолютная заполненность польских гостиниц в стокилометровой зоне от границы! Кое- как договорившись с автомобилистами, обливавшими нас всю дорогу соляным раствором, мы прорвались-таки через границу и, углубившись на сто километров, заселились таки свободный номер. За день была пройдена почти тысяча двести километров! Неплохой старт, особенно учитывая плотность попутного трафика…



Утро третьего января выдалось тяжёлым: то ли сказалась накопившаяся за прошлый день усталость, то ли просто туманная погода и дождь внесли свою лепту… Двигались мы медленно. Скорость из-за сильного встречного ветра порой падала до пятидесяти километров в час, а обгоняющие фуры просто отшвыривали нас в сторону, да и традиционный топографический кретинизм таки завёл нас в пару неправильных поворотов. Но мы двигались… Мокрые, уставшие, практически в нулевой видимости, но двигались!

С дождём по Европе!

Как же надоел этот дождь… Но одежда за ночь подсохла, завтрак «по-польски» реально удивил своим обилием и разнообразием, а на объездной Берлина было на удивление сухо. Решили заехать – прокатимся по немецкой столице, тем более, что фотки на фоне Рейхстага у нас ещё не было.



Странно, четвёртое января – вроде рабочий день, а ни пробок, ни толп туристов нет, как и надоевшего нам дождя! Но начались первые потери: на белом мопеде отвалилась центральная подножка, а на моём начались проблемы со стартером. С подножкой разобрались достаточно быстро, просто сняли, а вот что делать со стартером, было не понятно. Традиционно (в темноте) заехали в Дюссельдорф, к очередному нашему знакомому. Выпили, поговорили, и – спать.

С утра занялись мелким ремонтом: долили масла, а я пытался промыть и почистить контакты реле стартера. Безуспешно... Релюшка отзывалась на нажатие кнопки щелчком, а моторчик крутился на двадцатый-тридцатый раз... Ладно, сегодня-завтра выходной, ничего не работает, и поиски неисправности я отложил.

А пока заехали к Владу Магелю в Майнц и, в сопровождении его очаровательной спутницы, отправились праздновать Рождество (к БАТЮШКЕ, на границу с Лихтенштейном). В гостях у него уже собралась достаточно многочисленная компания, был там и актёр Дмитрий Шевченко. Я хоть и не являюсь знатоком его творчества, но если бы все люди из «зомбоящика» были бы такими, как Дмитрий, может, мы бы жили совсем в другой стране. Настоящий мужик – без звёздочки и пафоса...

Но пора валить из этой чудесной страны, где с мылом моют не только руки перед едой, но и саму еду, а купленную в магазине майку, вместо того, чтобы сразу надеть на себя, предварительно стирают! Что уж говорить о восьми помойных вёдрах для разного мусора и образцовом порядке во всём и везде… Поэтому, направив все шесть колёс наших мопедов в сторону любителей лягушачьих лапок, и учитывая, что передвижение по платным дорогам не входило в наши планы и наш бюджет, пришлось немного «подкачать мышцу», проходя многочисленные круговые развязки на пути к французской столице… И вот мы в гостях у нашего старинного приятеля Аркаши (МОТОШИНА), кушаем мидии, запивая их отличным белым.

Так как проблемы с электрикой стали досаждать всё больше и больше, а заводка «Фукусимы» стала больше напоминать танцы с бубном, пробуем решить этот вопрос окончательно и бесповоротно. Реле найдено, скидка получена, и вот уже мой байк отзывается на нажатие кнопки стартера бодреньким рокотом, а не гробовым молчанием. Кстати о рокоте: он появился именно в Париже – похоже, булыжная мостовая добила мой видавший виды кронштейн глушителя, его резьба не выдержала и, обычно тихий «Сильвер» заговорил на повышенных тонах. Причём, все попытки несколько умерить его голос оканчивались одинаково. Полдня он блеет, как ягненок, а после обеда – вопит, как рассерженный верблюд… Проводим беглый осмотр основных достопримечательностей, и мы готовы к дальнейшему пути.

Утро встретило нас традиционным дождём. Не спеша, «с песнями и плясками» добрались до Биарицца. Недорогая гостиница, ужин из супермаркета, просушка одежды и с утра мы готовы штурмовать новые километры.

Увидев указатель «Ла-Рошель», не смогли удержаться от посещения этого приморского городка, по своему названию знакомого каждому читателю «Трёх мушкетеров». Городок оказался на редкость милым и интересным: чистенько, культурно и не по-французски аккуратно.



«Лос Пингвинос» и проверка кто крепче

Следующая страна – хереса и хамона не удивила нас разнообразием погоды: опять дождь, ни дня без него! Мы уже привыкли и не обращаем на него внимания – мы живём в дождевиках, с постоянно мокрыми ногами. Километров за триста до слёта начинаем встречать мотоциклистов. Сначала небольшие группки, потом всё больше и больше, пока вся дорога не превращается в одну сплошную пробку из двухколёсных машин. Тут их тысячи, десятки тысяч – эндуро и кроссачи, дырчики и пукалки, чопперы и туристы… Поднимаем российский флаг и пафосно въезжаем на 32-й слёт «Лос Пингвинос».

Дождь ненадолго кончается и мы успеваем разбить лагерь. Палатка сильно не протекает – уже хорошо, можно выпить пивка и выспаться. Но выспаться как раз и не удалось, оказалось, что любимое развлечение иберийских мотоциклистов – всю ночь откручивать ручку газа до отсечки. В чём смысл данной процедуры – выяснить не удалось, зато Геннадий проверил, кто крепче: русский кулак или испанские зубы, кулак оказался крепче и народ ненадолго угомонился.

Перебравшись подальше в лес, поближе к более спокойным представителям мототусовки, и немного подремав, я решил купить сигару и прокатиться в колонне до Вальядолида. Из лагеря выехало не более двадцати процентов мотоциклистов, но и этого хватило, чтобы практически парализовать движение в городе. Кое-как добравшись до центра и чудесным образом найдя парковку для своего «крокодила», я укрылся от дождя в небольшой уличной кафешке, где с несказанной радостью заточил тарелочку паэльи, лакировав всё это парой бокальчиков пивка, благо в испанском королевстве некоторое количество промилле являются вполне законными и допустимыми.



Поймав кусочек чистого неба между двумя тучами, я вернулся на поляну, где уже бурно кипела жизнь. Музыканты зажигали, на куче мангалов жарилось мясо в десятках различных вариациях, пиво и вино текли рекой. Весело, вкусно, познавательно! Перезнакомились с кучей народу, со многими выпили, но, в отличие от наших слётов, не увидели ни одного сильно пьяного – народ тут умеет отдыхать красиво.

Точка невозврата

Воскресенье. Дождь не кончается, кое-как пакуем вещи, завтракаем и забираем главный приз, как самые дальние гости – после наших пяти тысяч километров, полторы тысячи ближайшего конкурента выглядели неубедительно… Знай наших!

Едем дальше. Впереди маячит ещё одна, дорогая каждому мотоциклисту, контрольная точка – мыс Рока, самая западная точка Европы.

Фото на фоне океана и… о, чудо! Дождь кончается, и мы посуху, как на крыльях, долетаем до Хереса. Упёршись в холодный фронт, отогреваемся в уютной гостинице, хоть и с холодной ванной, но с большим обогревателем в номере.

Просыпаемся, с ходу штурмуем Гибралтар, переваливаем через Атлас, и, упираясь в безумные порывы ветра, добираемся до столицы Марокко, Рабата. Долго ищем забронированную гостиницу, но улицы, на которой она находится, нет на карте! Находим Макдональдс, в нём – Wi-Fi, и выясняем, что искомый «хотель» находится в Медине, внутри старых крепостных стен, а название улицы сродни третьей линии ГУМа, той, что справа от фонтана. «Гугл» помогает, но не сильно, крутимся у искомой точки минут пятнадцать – ни вывесок, ничего. Находим аборигена, который за пять евро провожает иностранных «лошков» по искомому адресу. Улица оказывается уже, чем наши мотики, а гостиница – постоялым двором пятисотлетней давности. По московским меркам, мы жили примерно в грановитой палате, правда с «вай-фаем», горячей водой и чистыми полотенцами. Прогулявшись по Медине и, найдя недорогую аутентичную еду, заваливаемся спать.

Рано уехать не удалось – марокканцы не любят вставать затемно. Пока проснулась хозяйка, пока пришёл парковщик, пока преодолели пробки… На оперативный простор выбрались только к обеду, но были вознаграждены отличного качества асфальтом за достаточно небольшие по европейским меркам деньги: плата за почти восемьсот километров идеальной дороги вполне вписалась в тридцать евро – втрое дешевле, чем за Гибралтаром, да и цены на бензин, чем дальше от Европы, тем дешевле. Если в Танжере он стоит евро/двадцать, а в Агадире – евро/десять, то после Тан-Тана, в Сахаре, опускается до восьмидесяти евроцентов за литр, что уже дешевле, чем в Москве.

Долго не могли понять: едем-едем, а Африкой и не пахнет, в пятистах километрах южнее пролива, ловим себя на мысли, что ландшафтик вполне такой воронежский, большинство автомобилей вокруг – «Логаны» и ни пальм, ни мандаринов… Деревья, кусты, трава, ни дать ни взять – средняя полоса России в средине мая, только холоднее…

К полуночи переваливаем через южные отроги Атласа, и вот он, легендарный Тан-Тан – ворота Сахары. Спускаемся к Атлантике и недоумеваем ещё больше: на нас зимняя экипировка, ботинки «до минус пятидесяти», как и на выезде из Москвы, а мы мёрзнем и мёрзнем конкретно сильно. Беглый взгляд на термометр рассеял сомнения – около ноля. Вот тебе и Сахара!



По Сахаре, по африканской дороге…

Западная Сахара – территория, оккупированная Марокко. Начинается череда блокпостов: «паспорт, профессия, номер визы, национальность, куда направляетесь...». Помогает заготовленный дома документ, под местным названием ДЕ ПИШ – лист бумаги с копией паспорта и техпаспорта. Мёрзнем, но двигаемся дальше, клонит в сон, пытаемся поспать, но минут через сорок пробуждаемся от жуткого холода. Лучше уж ехать, тем более что утреннее солнце начинает понемногу прогревать окружающий песок. На повороте на Дахлу смотрю на часы – похоже, что мы – первые русские, выполнившие норматив Iron Batt по Африке: менее чем за сутки пройдено более тысячи миль, из них половина – по Сахаре.

Мы – снова в графике, можно немного расслабиться и спокойно катиться дальше на юг. А вот и долгожданное тепло, стрелка термометра, медленно, но верно преодолела отметку в сорок градусов! Наконец-то сняты дождевики, я – в обычных штанах и кроссовках. Быстро упираемся в закрытую мавританскую границу. Под вывеской «Хотель» обнаруживаем караван-сарай с матрасами и палатками во дворе. Вписались как шейхи, сняв за девять евро целиком берберский шатёр. Без розетки, но с циновкой на полу и лампочкой под потолком. Туалет – во дворе, но после двух с лишним тысяч километров без остановки, нам это уже не важно, не до «жиру» – только бы умыться и поспать.



Граница открывается в девять. Одарив человека у шлагбаума нашей безмерной «уважухой» и значком, прорываемся в числе первых и, уладив за стремительные пару часов (по местным меркам) таможенные формальности, выкатываемся на нейтральную полосу. Нейтральная полоса между Западной Сахарой и Мавританией – это вообще отдельная тема. Дороги там нет в принципе, есть кучи мусора, разбитые, перевёрнутые и разобранные автомобили, песок, груды скальника и какие-то, живущие непонятной жизнью, люди. Направление очень хорошо просматривается по следам масла, вытекающего из пробитых моторов. Если едешь вдоль полос, значит направление выбрано верно, если поперек – сбился с пути. Можно уйти в сторону, но там, по слухам, с прошлой войны остались минные поля. Может, и врут, но проверять мы не решились. Километров через пять находим пару пикапов с пулемётами в кузове – это уже Мавритания, жёстко роются в вещах, ищут алкоголь – в исламской республике он под запретом: банка пива здесь стоит десять евро, а бутылка рядового вискаря – сто! Мы об этом не знали, поэтому наши два литра «Грантса» просто стояли у Генки в коляске – как раз между колбасой, испанским хамоном и свиной тушёнкой. Перерыв все кофры и ящики, и не найдя вискаря, нас запустили для дальнейшего оформления.

Мавритания – страна бедная. Бедная по одной простой причине – у мавров в большом почёте оконные шторы, к которым они пришивают один карман и носят их в качестве верхней одежды. Как одежда, штора крайне неудобна, ещё полощет на ветру, за всё цепляется, защемляется дверью автомобиля и постоянно сваливается с плеч. Укладка шторы обратно на плечи занимает у рядового мавра девяносто процентов времени, и на работу его уже не остается. В стране только три года назад отменили рабство, но это, похоже, ухудшило ситуацию, так как работать перестали уже все. Единственный доход дает продажа квот на вылов рыбы и гуманитарная помощь из ЕС. Доход этот весь успешно разворовывается, а гуманитарная помощь тупо «пилится». Вот так и живут. Есть ещё хорошая статья доходов – пограничное оформление, когда за каждую бумажку, действие или печать с тебя собирают денег. Можно поручить оформление специально обученным людям, которые в достаточном количестве присутствуют на границе. Будет раза в три дороже и раза в два дольше.



Девяносто девять процентов автопарка Мавритании заправляется соляркой, бензин здесь не в почёте, он дорог и присутствует только на редких заправках. На трассе его можно купить только в канистрах и по двойной цене. В Нуакшоте мы объехали более полутора десятков заправок, пока не заполнили все свои баки и канистры.

Выезжали из Нуакшота уже в сумерках, в планах было отойти от города километров на пятьдесят и поставить палатки рядом с одним из многочисленных блокпостов, но человек, как говорится, предполагает.....

«… он на землю упал…»

Я шёл километров семьдесят в час, не больше, дорога в сторону Сенегала была гораздо хуже, чем та, по которой мы ехали до сих пор. Край асфальта у обочины был сильно разбит и машины двигались практически по осевой. Впереди замаячил грузовик, я поморгал, он сдвинулся вправо, я его обогнал и через пару секунд услышал в динамиках Генкин голос… УПАЛ! Оказалось: водила, пропустив меня, ушёл назад на осевую прямо перед БАЛТИКОЙ, не подозревая, что мотиков было два! Развернувшись, я увидел жуткую картину искорёженного байка. Бросился искать Завальского, продолжая разговаривать с ним по гарнитуре. Он лежал на обочине и тихо стонал, держась за левую ногу… Собрался народ. Связь у нас не работала, кое-как объяснил, чтобы вызвали полицию и скорую.



Приехала полиция, сказали, что у них в стране была одна автомашина скорой помощи, но в прошлом году сломалась, и единственный вариант – везти пациента в больницу на пикапе. При помощи туристического коврика и скотча я кое-как зафиксировал Генычу ногу, мы загрузили его в кабину, останки скутера – в кузов, и поехали. Спецсигналов в Мавритании нет, полиция ездит с аварийкой, включил её и я. Ехали они достаточно быстро, пару раз пришлось останавливаться, подбирать выпавшие из Генкиного мотика вещи, один раз сам влетел колесом коляски в хорошую яму, после чего закусило тормоз и лопнул крепёж колеса. Но это выяснится только утром, пока же я просто стараюсь не отстать от полицейского пикапа, который везёт БАЛТИКУ в неизвестном мне направлении. Больница: каталка, грязь, антисанитария и жуткая вонь... «Хозяева жизни», тараканы – бегают по приёмному покою, комары летают тучами, но местных это никак не напрягает. Ладно, не до комаров сейчас… Пока БАЛТИКЕ делают рентгеноскопию, я пытаюсь всеми мыслимыми и немыслимыми способами связаться с посольством. Что делать и куда бежать – непонятно. Геныч жалуется на жуткую боль в ноге, рентген ничего не показывает, похоже на сильный ушиб или растяжение. Пишут на обрывке бумаги какие-то каракули, иду в аптеку, покупаю гипс. Закатывают ногу. Завальский – в лёгком, но прогрессирующем неадеквате, налицо – явное сотрясение головного мозга, надо бы томограф, но ближайший – в Сенегале.

Стараюсь без умолку с ним разговаривать, чтобы не «потерялся», попутно пиная полицейских по поводу русской амбасады. Каким-то чудом умудряюсь купить местную SIM-карту, и вот, она, настоящая радость – я слышу русскую речь, а через пятнадцать минут работники нашего посольства Андрей и Сергей, берут нашу почти пропащую ситуацию под свой контроль. Ух, немного отпустило… Отвозим разбитый мотик в посольство, селимся в гостишку напротив. Завальского штормит – он еле ходит, но серьёзных повреждений явно нет, а это уже хорошо. Время – почти четыре часа ночи, спать… Вырубаюсь мгновенно.

«Утро вечера мудренее» таки работает, у друзей есть друзья, у знакомых – знакомые, в целом мир – не без добрых людей. Начинаем разгребать вчерашний «геморрой» – с чувством, с толком, с расстановкой. Главный вопрос – самочувствие БАЛТИКИ, но его состояние не ухудшается и это – главное. Мотик разбит достаточно сильно: сломан пополам стакан вилки, сплющен радиатор, разбиты электронные блоки, мотор не заводится. Это всё – помимо полного отсутствия морды и погнутой рамы коляски. Восстановлению, по крайней мере, в разумные сроки, он однозначно не подлежит… Значит, продаем – за сколько дадут, или выбросим: чинить его тут абсолютно бессмысленно. Но Гена уже в адеквате, он рвётся в бой, домой лететь не хочет.. Принято решение – везти его в Дакар на такси.



Мой мопед после девяти с половиной тысяч километров и ночной гонки за полицейским пикапом, тоже выглядит несколько замученным: заклинило тормоз на коляске, в двух местах лопнула рама, и практически полностью отвалился глушитель. Потихоньку чинюсь. Приезжают Николай и Муса, друзья и компаньоны нашего дакарского товарища. Сразу появляются простые решения многих проблем. Ребята реально помогают разгрести весь этот ворох свалившегося на нас дерьма. Такси найдено, покупатель на мотик уже ждёт, пусть с небольшими, но деньгами, рама на моей коляске заварена. В путь! Нас ждет Сенегал.

Просыпаемся, с трудом спускаем загипсованного Геннадия со второго этажа, грузим в восемдесят-лохматого года Мерседес, выкидываем часть багажа и стартуем на юг. Такси быстро уходит в отрыв, а я не спеша ползу по разбитой мавританской дороге.

Пейзаж вокруг потихоньку меняется, там и тут появляются кусты и деревья, Сахара отступает и, вместе с ней – и асфальт на дороге… Последние семьдесят километров превращаются в сущий ад для дорожных подвесок «Сильвера», моя скорость падает практически до пешеходной, но вот и Росс – последний город Мавритании, граница.

«Не ходите, дети, в Африку гулять»…

Переправа через пограничную реку Сенегал больше похожа на гастроном конца восьмидесятых, чем на границу между государствами. Очереди «в никуда», множество непонятного вида личностей, желающих тебе помочь, абсолютный хаос и безобразие. Заплати за эту подпись, заплати за ту, купи красную бумажку, синюю, желтую... Понимаю, что обманывают, но я один, а это – Африка, и тут это – абсолютная норма. Знаю, что ребята из декабрьской группы отдали за переход по четыреста пятьдесят евро и, расставшись менее, чем с двустами, ощущаю слабое, но все-таки удовлетворение: если и обманули, то не так сильно, как их.

И вот, по прошествии «каких-то» четырёх часов, передо мной открылись ворота пограничного поста, и я – первый русский в Сенегале, доехавший из Москвы на скутере с коляской до этой страны!

Настроение отличное, погода радует теплом и солнцем, вокруг достаточно зелено, а под колёсами – так вполне европейский асфальт.

Но, это – Африка, и моё безмятежное дефиле было прервано в Сент-Луисе взмахом гаишника. Помните наглые «разводки» российских гаишников в конце девяностых? Теперь я точно знаю, кто их научил… «Предъяви аптечку, огнетушитель, знак аварийной остановки, где оранжевая жилетка и почему не похож на фотку в правах?». Это всё на фоне того, что вокруг не увидишь ни одного человека в шлеме, едущего на мотоцикле! Местные просто подъезжают к полицейскому с зажатой в кулаке купюрой. Денег у меня нет, боли я не боюсь, а времени дофига – едем в отделение. В отделении интерес ко мне быстро падает, а после того, как я начинаю готовиться ко сну и требовать горячее питание, вовсе пропадает вместе с суммой штрафа, которая с изначальных ста евро упала до «сколько есть», а потом и вовсе опустилась до «сколько не жалко». В итоге, оценив всё это шоу в два евро, я отправился дальше, и на следующих постах просто включал тупняка, разговаривая с сенегальскими «продавцами полосатых палочек» на чистом русском, без примеси иностранных слов, кивая и улыбаясь. Стратегия оказалась действенной, и до разговора о деньгах диалог уже нигде не доходил.



Чем дальше я уходил на юг, тем сильнее ощущалось, что в Африке очень много людей, и все эти люди куда-то едут.

Причем делают это, как в Камасутре – иногда такими способами, что диву даешься! Главный аксессуар любого автобуса – крепкий багажник на крыше, туда можно закинуть груз метра два высотой, а сверху ещё посадить людей. Это в Москве счастливые обладатели пикапов придумывают различные способы накрыть кузов. В Африке всё наоборот: наваривают борта, чтобы люди могли ехать стоя. Десять-пятнадцать человек в кузове размером с обычный европоддон – это, скорее, норма, чем исключение. И все эти пятнадцать человек пялятся на тебя, белого, счастливого обладателя личного ТС. Поначалу жутковато, но потом привыкаешь.

Дакар – мы у цели!

Километров за семьдесят до Дакара начались нормальные такие пробки. Что больше всего поразило – абсолютное отсутствие российского проявления нервозности и агрессивности. Да, народ едет абсолютно безобразно, да, может остановиться где угодно и как угодно, да, что такое поворотники и зачем они нужны, мало кто догадывается, но маневрируют на небольших скоростях, с белозубой улыбкой на лице, а если тебя и подрежут, то точно не со зла. Опять же, повторюсь, это – Африка, тут на дороге правило одно: кто больше – у того и преимущество, светофор – это что-то там наверху, и какой там горит сигнал, абсолютно фиолетово: большой автобус всегда едет по главной, маленький автомобиль – всегда по второстепенной. Мотоциклисты выживают, как могут, специально никто давить не будет, но головой приходится крутить на все триста шестьдесят градусов, особенно на такой «шайтан-арбе», как мой колясочник.

Пытаюсь дозвониться до Сергея в двадцать пятый раз и – безуспешно, ни российская сим-карта, ни эстонская, ни мавританская, не хотят звонить на сенегальский номер. СМС отправляются, но не доходят, а подробная карта страны недоступна для моего «Гармина»… Забиваю в навигатор центр Дакара и двигаюсь туда – с надеждой найти бесплатный Wi-Fi. Проникновение Макдональдса по планете оказалось не таким уж тотальным: вероятно, ближайший находится в двух тысячах километрах к северу отсюда. Мой планшет безуспешно сканирует эфир, но не видит даже закрытых сетей! Попытаем счастья другим способом… Для начала нахожу приметное место – небольшая площадь рядом с гостиницей, перекресток нескольких дорог. Достаю Спот, отправляю с него контрольную точку в социальные сети и, выждав минут десять, звоню в Германию Владимиру. Странно, но в далекий Дюссельдорф дозвониться проще, чем в «ближайшую булочную». Вовка видит мою отметку на карте, сообщает её аборигенам, и через пятнадцать минут я уже пью пиво в компании Сергея и добравшегося несколькими часами ранее Геннадия. Цель достигнута – мы в Дакаре!



Своих не бросаем!

БАЛТИКА, хоть и устал от шестисоткилометрового прохвата с загипсованной ногой на такси, но достаточно бодр. Нога, конечно, болит, но мозги встали на место. Уж не знаю, что больше этому способствовало – мавританские таблетки или содержимое той кучи пустых пивных банок, которая возвышалась на полу нашего номера… Лететь на самолете отказывается – хочет ехать домой в коляске. Понимаю, что будет реально тяжело, осознаю, что со стокилограммовым пассажиром и кучей багажа по разбитым африканским дорогам будет ехать невероятно сложно, практически на сто процентов соглашаюсь с фразой американской классики, что «Боливар двоих не выдержит», но вспоминаю более родное «Русские на войне своих не бросают»… Хрен с ней, с техникой! Хорошая компания дороже любого железа, одним мёртвым мопедом больше, одним меньше – какая разница… Ещё по пиву – и едем!!!

Но чтобы ехать, надо для начала привести «Фукусиму» в порядок, предыдущие девять с половиной тысяч километров изрядно потрепали старушку: глушитель держится на проволоке, не работает две трети тормозных механизмов, повышенный расход топлива намекает на скорую кончину трансмиссии, да и коляска абсолютно не предназначена для перевозки пассажира. Едем с дакарским Серёгой в полицейский гараж – более приличных мест, где ремонтируют мототехнику, здесь нет, да и это напоминает скорее мотосвалку, чем мотосервис. Песок, грязь, но местные этого вообще не замечают, мы тоже привыкли… Разбираю мопед прямо на земле, меняю масло, фильтра, при помощи банки из под кока-колы местные механики ремонтируют глушитель – как оказалось, вполне надёжно, вскрываю и диагностирую трансмиссию, меняю потрескавшийся ремень, теперь – дело за коляской…



Коляску мы специально готовили в багажном варианте, для перевозки пассажира приходится для начала разрезать её до самой рамы, найти сиденье и максимально сдвинуть назад багажный ящик, дабы соблюсти правильную развесовку. На свалке самолетов (!) покупаю сиденье от древнего американского DС-10, варим место для сломанной ноги, переделываем крепежи кофра и… вуаля! «Сильвер» с грузовой боковой коляской превращается… в достаточно комфортный, хоть и открытый всем ветрам сайдкар! Пара мотков армированного скотча и туристический коврик завершают картину – теперь уже и не дует.

Пока я занимаюсь мопедом, Генка пытается избавиться от лишнего багажа, счёт веса, как при полёте в космос – идёт буквально на граммы: куча инструмента, новая резина, бустер и туристические принадлежности остаются тут. С собой – только самое необходимое. Необходимого оказалось много: у нас одной тёплой одежды четыре тюка! Первый тест-драйв это подтвердил – хода подвески осталось всего сантиметра два-три, на каждой кочке она срабатывала до отбоя, цепляясь рамой коляски за каждую пупырышку на земле. Лежачих полицейский приходилось проезжать по диагонали, но мопед двигался с двумя седоками, а это самое главное!

Прощальный обед с Сергеем, и наша шестисоткилограммовая «колесница» уже наматывает на колеса красную африканскую глину на пути к одной из культовых точек мира – «Лак Роз», знаменитому финишным створом классического ралли «Париж-Дакар» Розовому Озеру. Что же, испытаем нашу повозку реальным бездорожьем… Скорость на грунте падала до пешеходной, БАЛТИКА тихо матерился на каждой кочке, которая болью отдавалась в его ноге, но мы ехали, ехали в сторону дома – и это было главным.

Заночевав в кемпинге на берегу озера, встали пораньше, теша себя надеждой засветло добраться до Нуакшота. Наивные «чукотские юноши» были не в курсе, что сегодня день рожденья Пророка, и всё мусульманское население страны гуляет по дороге. Приходилось буквально пробираться через толпы людей и автобусов, города были наводнены празднично одетым населением и четыреста километров до границы мы ехали часов восемь, еле успев на последний паром в Мавританию.

Испытание на выносливость

Границу, вдвоем и уже умеючи, прошли достаточно быстро и недорого, но первые семьдесят километров, которые я по дороге туда проскочил достаточно легко, на перегруженном мотике превратились в настоящую пытку. Быстрее двадцати километров в час было ехать невозможно, рама скрипела, Завальский тихо стонал, но за четыре с половиной часа мы всё-таки вырвались из этого ада на более-менее приличный асфальт. Ещё пара часов, и мы уже в компании Николая и Мусы, лакомимся «курочкой по Нуакшотски». Спать, завтра большой перегон по пустыне…

Трогаемся ещё затемно, в надежде успеть до закрытия погранперехода, заправляем полные канистры топливом, берём сдачу фруктами и двумя французскими багетами – это будет наш завтрак. Выходной – дорога абсолютно пустая, лишь боковой ветер с океана пытается сбить нас с дороги. К полудню ветер меняет направление и дует уже с пустыни: сначала по асфальту бежит лёгкая позёмка, постепенно превращающаяся в сплошную пелену песка. Генка пытается сфотографировать эту завораживающую картину, и вот мы – счастливые обладатели снимка за пятьсот долларов и полного объектива песка... Границу с Западной Сахарой проскакиваем практически сходу, потратив на оформление всех таможенных формальностей какие-то смешные три часа и, чиркая брюхом по скальнику, выходим на оперативный простор. Впереди – только дорога, солнце – ещё высоко, валим. Находим шиномонтаж, реанимируем сжатым воздухом фотоаппарат, настроение улучшается, и мчимся вперёд. Через пару сотен километров на горизонте вырисовывается силуэт гостиницы, и мы, счастливые и довольные, находим отличный кров, корм и стоянку за достаточно небольшие деньги. О, чудо! В душе есть горячая вода! Что ещё нужно для того, чтобы встретить закат в пустыне?..



Стартуем, как обычно затемно. Едем, но на очередном перекуре обнаруживаем трещину в раме коляски. Аккуратненько доползаем до ближайшей деревни, находим сварщика и «Фукусима» обзаводится ещё парой швов и уголком в маятнике подвески. Следующие пара дней ничем, кроме езды по отличным марокканским дорогам, не отличались, мы просто ехали, наслаждались красивыми пейзажами, общались с местными сварщиками, ибо коляска медленно, но верно трещала по всем имеющимся швам, но мы все-таки приближались к намеченной цели – парому Танжер-Генуя.

Опаздывая, без единого дирхама в кармане, без точных координат и адреса, каким-то чудом мы всё-таки нашли порт, нашли банкомат и загрузились на паром, который заменил нам почти три дня жёсткого рубилова через Испанию и Францию, с их безумными ценами на топливо и платные дороги. Комфортабельная каюта, отличная компания испанских мотоциклистов, присоединившаяся к нам в Барселоне, и вот через два дня плавания, выспавшиеся и полные сил, мы катим по дорогам Италии, любуемся великолепными видами на горных перевалах Швейцарии, и радуемся халявному «вайфаю» в туалете на австрийском паркплатце. Успеваем засветло вкатиться в Германию, каким-то чудом проскакиваем дождевые тучи и, откручивая ручку до почти неразумных в нашей ситуации ста двадцати километров в час, всё-таки врубаемся на подъезде к Пассау в ливень.

«Elefant Treffen» и сбор трофеев

Но это – уже ерунда: за сегодня пройдено больше девятисот километров! Сворачиваем на второстепенные дорожки, ещё тридцать… двадцать… десять километров, и вот он – «Ведьмин Котел», место, где уже двадцать пятый раз проходит самый культовый зимний мотослёт «Elefant Treffen». Правда, в этом году зимним его можно было назвать с большой натяжкой – на улице держался вполне уверенный плюс, с неба накрапывал дождик и заснеженная ещё пару дней назад поляна превратилась в болото. Застреваем на подъёме, и тут же встречаем наших немецких приятелей из русскоязычного клуба «SINIKI». Заталкиваем мопед в их лагерь, быстренько раскидываем палатки, и до следующего вечера купаемся в роскоши человеческого общения в компании старых и новых друзей.



В субботу, окончательно промокнув, переезжаем в гостиницу, заблаговременно забронированную нашими одноклубниками, и, отогревшись под горячим душем и тёплыми одеялами, отмечаем отличный урожай собранных на «Элефанте» призов – четыре слётовских трофея отправляются на просторы нашей необъятной родины. Наш – Гран-При, самый дальний – у Алексея Зеленова из Гороховца, лучший самодельный сайдкар – у Игоря из Питера, и… маленький кубок за третье место в кастомайзинге за сделанную мной в Дакаре коляску. Отличный результат!

С большим сожалением отказываемся от предложения нашего одноклубника и хорошего друга Влада Дмитриева погостить у него пару дней – уже хочется домой. Вчера ровно месяц, как мы в дороге… Стартуем с утра на Восток, навигатор рисует нам достаточно странный, но, судя по всему, оптимальный маршрут – через Австрию и Брно. Но с нашим перегрузом лучше проехать лишние пятьдесят километров по автобану, чем ворочать рулём по узеньким чешским дорожкам. В темноте (уже в Польше) «ловим» пару хороших ям, и почти в полночь в Лодзи заваливаемся к моему товарищу Михаилу.

Пациент скорее жив?…

Утром беглый осмотр подтвердил мои опасения – вчерашние ямы вывернули крепёж амортизатора, Михаил ищет нам сварку, трогаемся, но мопед вдруг глохнет и больше не заводится… Меняю свечи, проверяю контакты на предохранителях – вроде ожил! Едем в мастерскую и в пятый раз за эту поездку пользуемся услугами сварщика. Коляска обзаводится новым крепежом амортизатора и ещё парой новых швов. Наша цель на сегодня (Минск) вполне реальна, при условии быстрого прохождения границы. Объезжаем очередь, улаживаем таможенные формальности и, пополнив запасы топлива, выходим на финишную прямую Брест-Москва. Задача ясна и понятна, впереди – всего тысяча пятьдесят километров. Но человек предполагает...

«Фукусима» встала, мотор заглох, и все мои попытки его оживить терпели фиаско, не помогли традиционные задумчивые взгляды, поглаживания по сиденью, и постукивания по колесу…

Холодало, без электричества наши электроподогреваемые костюмы не работали, и единственным решением вопроса был звонок друзьям. Эвакуатор, стоянка и, как всегда – отличная компания не дали нам замерзнуть в белорусском поле. ВИТЯЙКА, ВОРОН – низкий вам поклон!

Следующий день прошёл в безуспешных попытках оживить мотор, скутер был разобран до рамы, проверены все контакты, продиагностирован бензонасос, просушено всё, что только можно, и смазано всё, что только можно смазать. После десяти часов труда мотор откликнулся весёлым стрекотанием. Утром собрали пластик, прицепили коляску и даже совершили небольшой тест-драйв. Всё работает, грузимся! Упаковали багаж, посадили Генку в коляску, но при открытии газа мотор как бы глубоко вздохнул и больше не завёлся…



Почти дома…

Вот так закончился его пробег – восемнадцать тысяч километров, российские противогололёдные компоненты, соль Атлантики и песок Сахары добили бедную «Фукусиму», тут мы её точно не починим… Нужен тёплый сервис, мотоподъёмник и грамотная диагностика.

С чувством выполненного долга позвонил жене и пригласил её на экскурсию в Брестский супермаркет. Разве может женщина отказаться от перспективы пополнения запасов Боржоми и Хванчкары, даже за тысячу километров от дома? Конечно, нет! И следующем утром она уже везла двоих потрёпанных мотопутешественников и потухшего «Сильвера» домой...

Так закончилась эта мото эпопея: один мотик разбит в хлам в Мавритании, второй – умер в Бресте, в минусах имеем один гипс и стряхнувшуюся лампочку, но в плюсах – море удовольствия и удовлетворение от проделанного. Мы в январе доехали своим ходом из Москвы до Дакара, посетили два зимних европейских мотофеста, забрав главные призы, при этом – все живы. Ну а техника… Технику, конечно, жалко, но это дело – наживное и следующей зимой, если позволят финансы и здоровье, прокатимся ещё!

Все, что связано с МОТОКРОССом - здесь!
   Наши партнеры